Интервью с ведущим артистом театра ВВО Дмитрием Ступниковым - «Новости Уссурийска» » «Новости Дня»
Flatcher
Опубликовано: 00:00, 28 сентября 2022
Все новости

Интервью с ведущим артистом театра ВВО Дмитрием Ступниковым - «Новости Уссурийска»

Интервью с ведущим артистом театра ВВО Дмитрием Ступниковым Сегодня, 27 сентября, празднует 45-летие яркий, харизматичный, необычайно одаренный артист уссурийского военного театра – Дмитрий Ступников.
Интервью с ведущим артистом театра ВВО Дмитрием Ступниковым - «Новости Уссурийска»
Интервью с ведущим артистом театра ВВО Дмитрием Ступниковым - «Новости Уссурийска»

Сегодня, 27 сентября, празднует 45-летие яркий, харизматичный, необычайно одаренный артист уссурийского военного театра – Дмитрий Ступников. Каждый, кто хоть раз видел его на сцене, навсегда запомнил его в таких ролях, как Мартин Дайзерт в триллере «Equus», Порфирий Петрович из спектакля «Преступление и Наказание», полицейский Кувыкин из комедии «Тетки», Пухальский в спектакле «Кадриль на свежем воздухе». Юный зритель, не задумываясь, назовет Людоеда из сказки «Кот в сапогах» и Крота из мюзикла «Дюймовочка и Принц». А в скором времени зрители увидят его в одной из новых ролей в спектакле «Портрет Дориана Грея». В канун юбилея ведущий артист театра ВВО встретился с журналистами.

– Что такое для Вас – «Театр»?

– Это моя профессия, мой мир, моя Вселенная. Я отдаюсь ему полностью. Мне не хватит всей жизни, чтобы рассказать вам, что такое для меня театр. Это макрокосмос.

– Как вы стали артистом?

– В школе у нас был любительский театр, как сейчас помню, мы ставили Шекспира, Зощенко, мне нравилось. Был школьный КВН. Я везде принимал участие. А вообще, будучи подростком, я не связывал свою жизнь с театром. Мой зрелый возраст пришелся на 90-е годы, а что хотелось в 90-е, когда вокруг социальная неразбериха, хаос. Я хотел стать олигархом, моя цель и задача была выучиться. После школы я полгода учился заграницей, в институте экономики и менеджмента Китая, но закончить не смог из-за финансового положения. Вернувшись домой, стал готовиться к поступлению в Педагогический институт, я очень любил английский, да и сейчас люблю, в принципе все иностранные языки. До поступления было время и меня устроили помощником звукооператора в теперь уже мой любимый театр. Шел 1995-й год. Мне было 16 лет, когда меня посадили в радио будку к звукооператору, и я помогал ему склеивать бобины, раньше звук это была кропотливая работа. Так начало воспитываться мое отношение к труду, добросовестность, честность.

В театрах, в том числе и нашем, была текучесть кадров, не хватало мужского состава, и нужно было сыграть эпизодическую роль. Просто солдатик в спектакле «Перебежчик», нужно было выйти с автоматом, привести пленного и спросить: «Ваш или не Ваш?». С этого начались первые шаги на сцене, но тогда я не остался в театре. В Педагогический институт я тоже не поступил, вместо этого пошел в ПГСХА на факультет гидрологии, но когда начались чертежи, черчение вообще не мой конек, я был отчислен за неуспеваемость. На удивление родители отнеслись к этому достаточно спокойно, поддержали меня, хотя, когда я шел сообщить им, готов был провалиться сквозь землю. И после этого я окончательно вернулся в театр, и с этого началась моя сознательная работа в этой профессии. Как говорится «Его руку ведет Бог». Я учился в трех высших учебных заведениях, но ни одно из них не окончил, и только, оказавшись в театре, уже работая на сцене, я закончил Приморский краевой колледж культуры, а потом и Хабаровский институт искусств, развязал кармический узел. А вообще, тот самый первый выход на сцену, наверное, что-то произошло в тот момент в моем сознании, а может и в подсознании. Сейчас я могу сказать твердо и определенно, что это перевернуло мои планы. Тогда же я не понимал этого.

– Ваша любимая роль?

– Отношение к ролям однозначное, они все увлекательные. Даже если ты просто статист, ты все равно находишься в атмосфере спектакля. Ты уже не ты. У тебя есть внутреннее состояние. Другое дело, есть спектакли, которые ты ждешь. Например, «Equus». Я до сих пор не могу до конца раскусить эту роль, я там все время разный, конечно режиссерскую линию держим всегда одну. Как сказал Иннокентий Смоктуновский: « Я бы все свои роли отдал за эту». Не знаю, как насчет всех ролей, но здесь я согласен, что это очень сильная вещь. Когда я работал над этой ролью, то оставался один в репзале до поздней ночи, полнейшая тишина в театре, просто в ушах стоит звон, ничего не мешает и ты работаешь над ролью в этой полной тишине, вплоть до мистики доходит. Эта роль действительно мистическая. И роль Порфирия Петровича в «Преступлении и наказании» тоже вот такая вещь! Я продолжаю над ними и сейчас работать.

– Роль мечты?

– Чего-то определенного не жду. Есть такая штука присущая больше киноактерам ,когда тебя видят в каком-то одном амплуа. Ты смотришь, и уже не можешь представить его в каком-то другом образе. Но кто-нибудь задумывался, интересно ли самому актеру? Как говорила моя мастер в институте, а она была у нас не одна на курсе за весь период обучения, все Питерской школы, очень сильные, так вот она говорила, что «настоящий артист должен уметь играть все». Я запомнил эту фразу. Попробовать себя в различных амплуа – это за счастье! Быть от благодетеля до маньяка, от убийцы до священника.
Природа человека, она настолько многообразна и обширна, что ты осознаешь через своих персонажей. Работая над ролью, ты познаешь не только психологию других людей, ведь прежде всего ты должен познать сам себя в этой жизни. Профессия артиста помогает задуматься «А кто есть ты?». Что касается роли мечты, наверное, какого-то знаменитого преступника, ведь в жизни им никогда не будешь, а на сцене можно быть кем угодно. Да, скорей всего, сыграть того, кем в жизни ты никогда не будешь.

– Какими инструментами пользуется артист в работе над ролью?

– Работа над ролью – это постоянный мыслительный процесс, и он не отпускает. Пока не «зазернишься», ты будешь ходить пустой. Только дотошное изучение своего героя, все должно быть выстроено логически, каждое слово что-то значит, несет в себе какую-то мысль. Пока ты прямо по полочкам не разложишь, не будет никакого результата. По крайней мере, зрители не будут понимать, зачем ты вышел на сцену, о чем ты говоришь. Мы артисты, мы сами есть инструмент. К примеру, у человека есть страсть к чему-то, поэтому драматурги, великие писатели через свои произведения подсказывают как эту страсть победить, как стать человеком. Какими инструментами пользуется артист? Внутренними, все через сердце, переживаем ту самую боль, и чем она убедительнее, тем больше понятно человеку, что, наверное, я не так в жизни поступаю.

– Что самое сложное в Вашей профессии?

– Есть такие роли, когда ты не можешь найти инструмент, чтобы окончательно вскрыть этого персонажа. Артист, как патологоанатом, вскрывает своего персонажа и изучает все тонкости, все его грани. Вот это самое сложное, разложить все по полочкам: кто он? что он? зачем он? Он может быть преступником, а дома и в семье примерным семьянином. Где грань между зверем и человеком? Вот это самое сложное в профессии, вскрыть личину, личность.

– Что Вы бы пожелали молодым артистам, которые делают первые шаги на сцене?

– У нас сейчас много молодых артистов в театре, и они очень хороши. За что я люблю их, так это за то, что они очень честно, трепетно и ответственно относятся к своей работе. Есть хорошая пословица: «Делу время, а потехе час». За стенами театра ты можешь быть кем угодно, но здесь в театре все-таки существуют такие вещи, как уважение к старшим, уважение к профессии, честность, ответственность. И самое главное молодым артистам нужно определиться. Если он чувствует, что это не его путь, лучше развернуться и уйти, не терять время. Время – это самое ценное что у нас есть в жизни это время. А если ему это нужно, если он понимает, что это его жизненный путь, но есть какие-то обстоятельства, родственники против например и так далее, тут нужно идти по сердцу!


Следующая похожая новость...
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)