Клариса
Опубликовано: 00:00, 15 сентября 2021
Политика

Цены могут вырасти на 20-25% из-за застрявших в порту Петербурга сотнях контейнеров - «Политика»

Изменения порядка оформления импорта зерна, орехов и продуктов из них привели к коллапсу в порту Петербурга. Такие же проблемы по всей стране, но конкретно у нас уже скопилось большее 400 контейнеров, по большей части с рисом из Индии и арахисом из Бразилии. Новый порядок контроля за качеством ввозимой сельхозпродукции...
Цены могут вырасти на 20-25% из-за застрявших в порту Петербурга сотнях контейнеров - «Политика»
Цены могут вырасти на 20-25% из-за застрявших в порту Петербурга сотнях контейнеров - «Политика»

Изменения порядка оформления импорта зерна, орехов и продуктов из них привели к коллапсу в порту Петербурга. Такие же проблемы по всей стране, но конкретно у нас уже скопилось большее 400 контейнеров, по большей части с рисом из Индии и арахисом из Бразилии.
Новый порядок контроля за качеством ввозимой сельхозпродукции введен постановлением правительства от 30 июня 2021 года № 1079. Он касается нескольких десятков видов растительных товаров — зерна, муки, орехов, семян, масла и пр. В прошлом году по этим номенклатурам грузов таможня насчитала объем импорта в 2,4 млрд долларов.
Однако до конца лета особых перемен не было, рассказывают импортеры. Гром грянул 1 сентября, когда после очередного совещания чиновники решили, что больше ждать нечего, и начали проверку товаров в полном соответствии с требованиями нового постановления.
В итоге, по сообщениям участников рынка, сейчас на разных портовых терминалах в порту Петербурга скопилось более 400 контейнеров — каждый примерно по 20 тонн. Из них лишь у 100 к сегодняшнему дню взяты пробы — их владельцы ждут результатов. Остальные так и стоят пока опечатанные в ожидании анализов. В пути еще сотни контейнеров, и с каждым днем их накапливается все больше и больше.
До этого все импортируемые партии зерна, масленичных культур и продуктов из них также контролировались властями: пробы брались органами фитосанитарной службы Россельхознадзора — на присутствие вредителей, пестицидов и ГМО. Портовые брокеры говорят, что всё работало четко, результаты приходили спустя сутки-двое, а сами анализы делались в местной лаборатории в Ленобласти. Теперь же к этим двум пробам добавилась третья — так называемый контроль безопасности зерна (КБЗ), и все функции по контролю импорта переданы ФГБУ «Центр оценки качества зерна». До сих пор его главным делом было оценивать российское зерно, идущее на экспорт, и лаборатории ФГБУ в основном сосредоточены на юге страны. Именно туда — в Ставрополь, Воронеж, Курск — сейчас, по словам импортеров, и отправляются пробы из каждой партии, прибывающей в Петербург, что очень замедляет сроки выдачи разрешений.
Еще одна деталь, дополняющая образ всеобщей неразберихи, — ни один из импортеров и брокеров, с которыми «Фонтанка» говорила, не смог сказать, сколько же эта экспертиза стоит — никакого прайс-листа в договоре, который оперативно в первых числах сентября с ФГБУ заключили все импортеры, нет. Все ждут счетов за первые пробы. Но поскольку пока мало кому они приходили, лишь примерные цифры передаются из уст в уста: говорят, партия муки обойдется примерно в 40 тысяч, а арахиса — в 20 тысяч. Но никаких подтверждений этому нет.
В Петербурге у Центра оценки качества зерна есть филиал, однако очевидно, что его пропускная способность не была рассчитана на новые задачи. При звонке «Фонтанки» сотрудник учреждения на улице Кибальчича вздохнула и кому-то в сторону сказала: «Я так и знала, что это будет, — журналисты уже звонят», — перенаправив все вопросы, впрочем, директору филиала, Аните Милехиной. Та, в свою очередь, попросила журналиста не отвлекать ее от работы, заверив, что в ближайшее время все трудности разрешатся — если ей не будут докучать расспросами. Разговоры о том, что все пробы отправляются куда-то в Воронеж, — все неправда, дала понять глава филиала.
Правда, таможенные брокеры предоставили «Фонтанке» копии сопроводительных документов проб, взятых из партий их клиентов в сентябре. Именно там и указывается, что направляются они именно в Ставрополь, Воронеж и Курск. Утверждать, что Анита Милехина выступила в разговоре с «Фонтанкой» в роли булгаковского Варенухи, никто не берется — все же человек при исполнении. Но ответа на вопрос, почему тогда по две недели задерживаются контейнеры в порту, никто не дает.
Задержки — это не просто потерянное время, это именно деньги. Плюс к этому сама стоимость перевозки по морю за последнее время резко выросла. По словам Натальи Ельченко из компании «Гринлайн», если год назад фрахт контейнера для перевозки арахиса из Бразилии стоил около 2,5 тысяч долларов, то сейчас это 17 тысяч. Крупный импортер риса Тамерлан Халилов из компании «Гамма вкуса» приводит свои цифры: контейнер из Индии стоил раньше 1 900 долларов, сейчас — 6 тысяч. У него в порту сейчас застряли два контейнера (около 30 тонн), а в пути еще 10 контейнеров, так что он готовится к крупным задержкам и с ними.
«Непонятно вообще, сколько он будет в итоге стоить. У покупателей будут претензии, почему завышаем цену. А мы только ответа должны ждать три недели», — сокрушается Тамерлан Халилов.
Во сколько обходится смена порядка контроля зерна и орехов, можно примерно прикинуть. Во-первых, рассказывает Андрей Жеребцов, начальник отдела по работе с клиентами крупной петербургской экспедиторской компании ООО «Старэкс», согласно обычным правилам, владельцы контейнерных линий дают лишь три-пять дней для освобождения контейнера. Пользование им сверх этого времени оплачивается примерно по 150 долларов в день. Кроме того, через три дня льготного хранения контейнера в порту за его пребывание там надо платить серьезные деньги — примерно по 9 тысяч рублей в сутки. Итого, если он стоит в порту лишние 10 суток, уже выходит 200 тысяч. Ну и плюс плата за саму экспертизу, которую выполняет ФГБУ.
Итого выходит где-то по рублю в сутки дорожает каждый килограмм товара. Например, рис, и без того выросший в цене с прошлого года из-за роста фрахтовых ставок с 0,45 долларов до 0,65 доллара за килограмм, получается, из-за неразберихи на границе дорожает где-то на 20% (если считать задержку минимум в 10 дней). Более дорогой арахис — на 8 — 10%.
В любом случае ретейлеры уже готовятся к росту цен. «Пока грузят, но предупредили о подорожании на 20 — 25%», — описал ситуацию с импортным рисом Александр Мышинский, глава продуктовой сети «Реалъ». Профильный категорийный менеджер его сети Светлана Шведова уточняет: речь в первую очередь идет о длиннозерном рисе, который почти весь ввозится в Россию из-за границы. Более дешевый же круглый рис по большей части производится внутри страны. Однако конъюнктура рынка такова, что при подорожании одного вида риса поставщики другого вполне могут также повысить цены, чтобы не упустить выгоды.
Ситуация с арахисом сложнее. Подавляющее количество его ввозится в страну для удовлетворения потребностей кондитерской промышленности. Почти все начинки шоколадных конфет делаются именно из него, и особой альтернативы у него нет, объясняет Наталия Ельченко. В прошлом году из-за коронавируса площади посадки арахиса в Бразилии сильно сократились, и цена поднялась. Но с другой стороны, отечественные кондитерские фабрики («Гринлайн» поставляет свою продукции лидерам рынка, к примеру Бабаевскому комбинату и фабрике им. Крупской) заметно снизили объемы закупки. Видимо, в России стали меньше покупать сладкое, предполагает Наталия Ельченко, у которой в порту Петербурга сейчас застряло 10 контейнеров. И непонятно пока, как в условиях падения спроса повышать цену на арахис, чтобы компенсировать внезапные дополнительные расходы на границе.
Представители петербургского управления Россельхознадзора, которые до 1 сентября брали пробы и делали анализы, объясняют «Фонтанке», что с передачей полномочий в ФГБУ «Центр оценки качества зерна» они полностью перестали заниматься выдачей разрешений на ввоз зерновых и масленичных продуктов, и лаборатория управления теперь занята другими задачами. «Нам говорили, что Центр будет делать все анализы не больше, чем за пять дней. У нас примерно так же было при сложных анализах», — отказывается критиковать коллег представитель управления. Он говорит, что никак не может повлиять на расторопность коллег, напоминая, что по бюрократической иерархии ФГБУ никак не относится к ведению петербургских ветеринаров и фитосанитаров, а «подчиняется Москве».
«Фонтанка» направила запросы о том, как чиновники планируют решать проблему перехода на новые правила работы, в центральный аппарат Россельхознадзора и в ФГБУ «Центр оценки качества зерна».


Следующая похожая новость...
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)