Finch
Опубликовано: 00:00, 21 августа 2021
Звездная мода

"Четкий план - это моя стихия" - «Звезды»

Она играет на лучших площадках страны. Но есть театр, который она считает родным. Это петербургский Малый драматический театр, там же служат Данила Козловский и Ксения Раппопорт. МДТ называют сектой, настолько актеры преданы худруку Льву Додину. Даже когда Лиза думала, что навсегда пере­ехала в Москву, она не собиралась оставлять этот театр и признавалась: готова играть все, что предложит мастер.Кино у нее случается по большой любви, как правило, главные роли. Особенно избирательной Лиза стала после того, как исполнилась ее мечта —
"Четкий план - это моя стихия" - «Звезды»

Она играет на лучших площадках страны. Но есть театр, который она считает родным. Это петербургский Малый драматический театр, там же служат Данила Козловский и Ксения Раппопорт. МДТ называют сектой, настолько актеры преданы худруку Льву Додину. Даже когда Лиза думала, что навсегда пере­ехала в Москву, она не собиралась оставлять этот театр и признавалась: готова играть все, что предложит мастер.

Кино у нее случается по большой любви, как правило, главные роли. Особенно избирательной Лиза стала после того, как исполнилась ее мечта — она сыграла Анну Каренину. Однако недавно Лиза сделала исключение и снялась не в главной роли — в фильме «Седьмая симфония» про концерт Дмитрия Шостаковича в блокадном Ленинграде летом 1942 года. Для Боярской это личная история, ее родственники пережили блокаду.

«Мои главные мечты и желания исполняются. Наверное, благодаря звездам, характеру и целеустремленности», — признает Елизавета Боярская, актриса и амбассадор ювелирного бренда TOUS. Девушка из хорошей семьи, жена главного красавца отечественного кино Максима Матвеева, мама двух сыновей. Жизнь, которая многим покажется идеальной, — какая она на самом деле?

Мы знакомы много лет. Общаемся по работе. Но именно с ней я бы хотела дружить. В Лизе никогда не было кокетства или хитрости. Я знаю, что она не подведет, не обманет. Как-то мы договорились сделать материал под выход детективного сериала. Премьера затягивалась. И вдруг неожиданно проект встал в «сетку», а Лиза вот-вот должна была рожать второго ребенка. Ей было совершенно не до встреч, но слово она сдержала. В ответ на мое удивление и благодарность она улыбнулась: «Ну что вы, мы же договаривались!»

Psychologies: Лиза, вы считаете, человек меняется с возрастом?

Елизавета Боярская: Я, например, очень изменилась. Юность у меня была бесстрашная, амбициозная. Когда я поступала в театральный в 16, была уверена, что пройду. И не потому, что я дочка Боярского, а просто знала: я крутая, если хочу, значит, так и будет. Сейчас меня бы одолевали сомнения, с возрастом тараканы выползают. В юности гораздо проще прыгнуть с парашютом, нырнуть с аквалангом… Я заметила, что после появления детей многие знакомые стали бояться летать… Гипер­ответственность, страхи… Когда родился старший сын Андрюша, меня стали мучить кошмары: что будет? Я представляла какие-то ужасы про школу, как его будут преследовать хулиганы. Меня тревожил огромный список возможных неприятностей. Когда я вышла на работу, стала накрывать паника.

Со временем я смогла избавиться от этих страхов самостоятельно. Но бывали в жизни ситуации, когда я обращалась к помощи психолога. И мне помогали распутать разные узлы. Например, были у меня такие проблемы — я не могла сказать «нет» и от этого страдала. Боялась обидеть человека. А еще не умела самостоятельно принимать решения. Я долго жила в семье родителей и привыкла к роли дочери, а не главы семейства — жены, мамы. Момент перехода был сложным. Когда мы переехали в Москву, мир перевернулся. Я поняла, что несу ответственность абсолютно за все: детский сад, дом, наши внутренние договоренности с Максимом по поводу кружков, распределения времени, совместного отдыха. Не сразу, но я втянулась. Четкий план — это моя стихия. Люблю, когда жизнь кипит.

Сейчас мне нравится ее организовывать — для себя и для детей. Но в тот момент, когда я столкнулась с этим впервые, поняла, что за меня уже никто ничего не сделает, я должна сама ходить в магазин, каждый день решать, что у нас на ужин. Правы те мамы, которые готовят девочек к замужеству, а не те, у которых дочери на перине лежат, как лежала я. Меня никогда не просили помочь убрать, погладить, постирать, мама все делала сама. И когда я вдруг окунулась в семейную жизнь, для меня она оказалась жутким стрессом. Пришлось всему учиться с нуля. И Максим меня в этом очень поддерживал и подбадривал: «У тебя все получается. Ты молодец!»

Psychologies: Как выстраиваются ваши с ним отношения? У вас есть разделение обязанностей? Мытье посуды, например, на вас?

Тут вы ошиблись. В детстве у Максима была обязанность мыть посуду, и для него это не составляет труда. А если говорить об отношениях в целом, они у нас партнерские. Максим может и приготовить, и уложить детей, и постирать, и погладить, и сходить за продуктами. И то же самое могу делать я. Кто свободен, тот и занят домом. Максим сейчас снимается в Москве, а я с детьми в Питере, на посту. Я ему говорю: «Занимайся своими делами, я все беру на себя».

Psychologies: Может быть, поэтому у вас появились проблемы со сном, о которых вы рассказывали?

Я действительно мучительно долго засыпаю, прокручиваю разные мысли. До сих пор не научилась расслабляться. Привычка все время быть в тонусе — сильнее. На это нужно время. Хотя вот во время пандемии получилось, и я почувствовала себя очень счастливым человеком. Появилась куча свободного времени, я тратила его на что хотела, а не на то, что надо было сделать. И оказалось, я хочу копаться на грядках, выращивать землянику, общаться с детьми, с друзьями, читать книги, разговаривать с мужем, смотреть хорошее кино. Когда у меня не длинный отпуск, а просто один долгожданный выходной, я дома и иногда даже чувствую себя не очень хорошо. Если у меня нет плана, я превращаюсь в безвольную свинцовую массу. А вот если выходной расписан, все будет отлично.

Psychologies: А вы находите время для себя? Женские радости
типа салонов красоты органично вплетаются в вашу жизнь?

Я пытаюсь их вплетать. Знаете, я себя поймала на мысли, что даже если нахожу время и прихожу на массаж часа на полтора, думать я перестаю минут за 15 до его окончания. А до этого мысли роятся: надо сделать то, это. Обо всем подумала, и раз — в голове приятная пустота. Редкое мгновение! Единственное, что меня расслабляет сразу, — природа. Море, лес, поле моментально выветривают напряжение. А еще общение с мужем. Иногда я беру быка за рога и говорю Максиму: «Мы хорошие родители, но должны проводить время вдвоем», — и тащу его в кино, в театр, в ресторан или на прогулку. Нас это очень наполняет и вдохновляет.

Psychologies: Ваши дети внешне очень похожи, а по характеру разные — младший, Гриша, спокойный добряк, Андрюша подвижный, рефлексирующий, чувствительный. Подходы к ним нужны разные?

Мы с Максимом делаем все интуитивно. Я читала разные книги по воспитанию, но так, чтобы какая-то одна система полностью нравилась, не сложилось, везде свои достоинства и недостатки. Вообще максимально хочется естественности, доброжелательности и простоты. Без учебников и правил. Вот Гриша съел полтарелки за столом, потом увлекся какой-то машинкой на полу, мне совершенно не сложно докормить его, пока он играет.

Я считаю, надо жить сердцем и быть детям друзьями. Мы стараемся сделать так, чтобы мальчики не чувствовали, что между нами непреодолимая граница и мы никогда не поймем, о чем они думают, а они никогда не поймут нас. Поэтому я рассказываю им о работе, делюсь тем, что меня мучает. Я пытаюсь вникать в их игры. Никогда не смеюсь над вещами, которые беспокоят Андрея. Они могут быть наивными, но ему кажутся серьезными. Ему недавно понравилась девочка, и я спросила, как она выглядит, а он ответил: «Красивая!» И я посоветовала подарить ей что-то или сделать что-то приятное. Он, слава богу, все рассказывает. Делится, например, если с учителем какая-то непростая история.

Если Андрей приносит домой плохое слово, я никогда ему не скажу: «Ты с ума сошел?» Не хочу, чтобы он боялся что-то обсуждать с нами. В какой-то момент у него возникли вопросы по поводу полового воспитания, и мы купили очень хорошую книжку. У Андрюши не было комментариев типа «ох» и «вау». Он прочитал, принял к сведению и пошел дальше играть с друзьями в футбол. И я понимаю: это следствие того, что мы очень спокойно общаемся. С нами он чувствует себя защищенным, и это самое главное.

Psychologies: Много лет назад вы говорили: неплохо было бы, чтобы у нас появились семейные традиции — совместные ужины или воскресные обеды. Как с этим обстоят дела?

Шли годы, а традиции все не появлялись. (Смеется.) Не уверена, можно ли назвать традицией раздельный сбор мусора, но это наша новая реальность и важный момент в воспитании детей. Потому что научить можно только личным примером. Год мы прожили в квартире в Петербурге и поняли, что наша маленькая семья за один день накапливает внушительное количество отходов, а сколько за неделю, за месяц! Теперь сортируем вторсырье, дважды в месяц вызываем экотакси. В прихожей стоят контейнеры, я попросила их у друзей в подарок на день рождения. Андрюша с радостью включился в историю с раздельным сбором.

Я убеждена, что этому надо учить с детства, чтобы подход стал естественным. Кроме сортировки мусора надо завести привычку брать в магазин свои шоперы, чтобы не использовать полиэтиленовые пакеты. У меня в сумке шопер всегда. А в кофейню можно брать свою кружку-термос, но это уже более сложная привычка. Я ее пока не одолела. Беру кофе в одноразовом стаканчике, правда, крышку потом кладу в сумку и в конце дня доношу до дома, до соответствующего контейнера с пластиком.

Psychologies: Максим однажды рассказывал мне в интервью про одно из первых своих детских воспоминаний: он бежал за автобусом, на котором навсегда уезжал его отец. Максим вырос в неполной семье и решил, что всегда будет рядом со своими детьми. Какой из него получился папа?

Максим изумительный отец. Я бы сказала, идеальный. Он содержит семью, прекрасно готовит, по хозяйству при необходимости все делает легко и ловко, играет с детьми, купает, читает, занимается с ними спортом, учит чутко и внимательно относиться к женщинам, Максим рукастый, он сам делает много по дому, может что-то починить. Подключает к этому Андрюшу: «Тащи отвертку, будем чинить!» Если у Гриши ломается игрушка, он тоже несет ее папе и говорит: «Батарейки». Гриша знает, что папа может все.

Для старшего сына Максим — непререкаемый авторитет. Андрюша его слушается всегда и во всем, а меня — через раз, потому что иногда я даю слабину. А вот папа — нет, у него разговор короткий. Максим лояльный, добрый, но строгий. По-пацански, по-мужски разговаривает с детьми. И это прекрасно! Сейчас так много инфантильных молодых людей, которые привыкли, что за них все делают родители. Ответственности на себя не берут. А Максим в первую очередь прививает детям ответственность. И всегда подчеркивает, что важны личные достижения — в спорте, в учебе, в работе над собой.

Psychologies: Максим серьезно занимается своим здоровьем, соблюдает пятиразовый режим питания. А вы как-то продвинулись на пути заботы и любви к себе?

Я не такая правильная, как муж. Но стараюсь не есть фастфуд и уже лет десять не курю. Со сном стало получше, чем раньше, сплю шесть часов, а не четыре. Вообще я долгое время жила так: есть работа, которой я отдаюсь, есть семья, дети, а про то, что есть я, забывала. А когда ты не оставляешь пространства для себя — это отрицательно влияет на все сферы жизни. Ведь надо не только отдавать, но и получать — за счет спорта, сна, встреч с подругами, кино, книг. Энергию нужно восполнять. Через некоторое время после рождения Андрюши я поняла, что очень раздражена, мне тяжело. Помню, мы встречались с подругой, и она сказала, что я очень уставшая. Выслушала рассказ о том, как я живу, и сказала: «Мать, завязывай». От нее я впервые и услышала, что нужно выделять время для себя, любимой. Раньше я об этом не думала. А потом обнаружила, что даже поход на маникюр дает мне энергию. Я возвращаюсь домой и с удовольствием играю с детьми, улыбаюсь. Так что все эти женские мелочи вовсе не мелочи, а вещь необходимая.

Ближе, чем дети

Лиза и Максим Матвеев встретились на пробах к фильму
Владимира Хотиненко «1612». «Удар молнией, искра пробежала» — эти выражения из бульварных романов меня всегда смешили, но именно это я почувствовала, когда увидела Максима. Было ощущение родной души, совпадение абсолютное…» В картину их не утвердили. Несколько лет они не общались. А потом попали в фильм «Не скажу» — о расставании некогда любивших друг друга людей. 17 съемочных дней они практически не расставались. После работы разъехались, но в разлуке поняли, что друг без друга жить не хотят. Они женаты почти 12 лет, за это время молва не раз их «разводила». «А мы даже ни разу не поругались, — утверждает Лиза. — Мне кажется, с годами связь в таких целостных и гармоничных парах, как наша, только крепнет, и вместе можно пережить абсолютно все. И муж становится не просто возлюбленным, а частью тебя. Максим мне даже ближе, чем дети».

Наталья Фомина


Следующая похожая новость...
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)