Флорентина
Опубликовано: 08:49, 13 декабрь 2019
Авто

Одеколоном отмывали кровь: как чекисты убивали польских военнопленных - «Авто новости»

Весной 1940 года во внутренней тюрьме Калининского управления НКВД были расстреляны 6311 польских военнопленных Общество «Мемориал» просит депутатов Тверской городской думы «разумно и взвешенно подойти к принятию решения о судьбе памятных досок на здании ТГМУ» Сергей Баймухаметов Он...
Одеколоном отмывали кровь: как чекисты убивали польских военнопленных - «Авто новости»
Одеколоном отмывали кровь: как чекисты убивали польских военнопленных - «Авто новости»

Весной 1940 года во внутренней тюрьме Калининского управления НКВД были расстреляны 6311 польских военнопленных



Общество «Мемориал» просит депутатов Тверской городской думы «разумно и взвешенно подойти к принятию решения о судьбе памятных досок на здании ТГМУ»



Сергей Баймухаметов



Он были установлены в 1991-м и 1992 годах на здании Тверского государственного медицинского университета. Напервой табличке: «В память о замученных. Здесь в 1930-50-егоды находилось Управление НКВД-МГБ по Калининской области и его внутренняя тюрьма». На второй: «Памяти поляков из лагеря Осташков, убитых НКВД в Калинине.Ради предостережения мира».



 



Здесь по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года расстреляли 6311 польских военнопленных-узников Осташковского лагеря.



Летом 2019 года партия «Коммунисты России» направила в администрацию Твери письмо с требованием снять таблички, чтобы «не обслуживать мифы, разработанные недругами России!»



В декабре прокуратура Центрального района города Твери предписала руководству университета демонтировать таблички как незаконно установленные и не соответствующие исторической истине: «Анализ имеющихся документов показал, что ни в одном из них не имеется сведений о местах приведения приговоров в исполнение и захоронений расстрелянных».



Видимо, для прокуратуры Центрального района Твери не авторитет даже материалы расследования Главной военной прокуратуры.



В обращении «Мемориала», в частности, говорится, что прокуратура «не заметила, как поставила под сомнение сам факт политических репрессий в нашей стране, признанных российской властью на государственном уровне, в том числе и в отношении польских граждан».



Увы. Даже массовые репрессии в нашей стране до сих пор так или иначе отрицаются некоторыми российскими политическими деятелями. А уж убийство польских военнопленных в 1940 году - тем более. До сих пор появляются статьи и книги, где «Катынское дело» называют «мифом», «ложью», копии архивных материалов - «фальсификацией».



И потому обратимся к истории вопроса.



1 сентября 1939 года гитлеровская армия перешла западную границу Польши - началась Вторая мировая война. Через две недели, 17 сентября 1939 года, Красная Армия в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа перешла восточную границу Польши. То есть вступила во Вторую мировую войну на стороне Гитлера. Победу над Польшей отметили совместным советско-фашистским военным парадом в Бресте.



В Советский Союз были интернированы почти 22 тысячи польских военнопленных, в основном - офицеров.



В самом начале марта 1940 года нарком внутренних дел Берия направил докладную записку в Политбюро, Сталину, в которой предложил всех польских военнопленных расстрелять.



5 марта 1940 года Политбюро ЦК ВКПБ(б) приняло решение:



«Дела о находящихся в лагерях для военнопленных… бывших польских офицеров, чиновников... рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания – расстрела».



(РГАСПИ. Ф.17. Оп.166. Д.621. Л.134.)



Немцы, захватив Смоленскую область, обнаружили в Катынском лесу массовые захоронения людей, в основном в польской военной форме. Немецкая комиссия весной 1943 года установила, что они расстреляны органами НКВД СССР. Советская сторона выступила с опровержением, обвинив в расстреле польских граждан немецко-фашистских оккупантов.



 




[img]"[/img]


 



Так началось «Катынское дело», название которого произошло от поселка Катынь и одноименного леса, расположенного в 14 километрах от Смоленска. В действительности оно объединяет массовые убийства в Смоленской, Харьковской и Калининской областях.



В 1959 году первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев потребовал и получил от КГБ полную справку.



«Совершенно секретно



Товарищу Хрущеву Н.С.



В Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР с 1940 года хранятся учетные дела и другие материалы на расстрелянных в том же году пленных и интернированных офицеров, жандармов, полицейских, осадников, помещиков и т.п. лиц бывшей буржуазной Польши. Всего по решениям специальной тройки НКВД СССР было расстреляно 21.857 человек. Из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4.421 человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3.820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область) 6.311 человек и 7.305 человек были расстреляны в других лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии.



Вся операция по ликвидации указанных лиц проводилась на основании Постановления ЦК КПСС от 5-го марта 1940 года…



В отношении расстрелянных в Катынском лесу существует официальная версия… Все ликвидированные там поляки считаются уничтоженными немецкими оккупантами...



Исходя из изложенного представляется целесообразным уничтожить все учетные дела на лиц, расстрелянных в 1940 году по названной выше операции.



Для исполнения могущих быть запросов по линии ЦК КПСС или Советского правительства можно оставить протоколы заседаний тройки НКВД СССР, которая осудила указанных лиц к расстрелу и акты о приведении в исполнение решений троек. По объему эти документы незначительны и хранить их можно в особой папке.



Проект постановления ЦК КПСС прилагается.



Председатель Комитета ГосударственнойБезопасности при Совета Министров СССР А. Шелепин



3 марта 1959 года»



(РГАСПИ. Ф.17. Оп.166. Д.621. Л.138-139.)




Видимо, дело было настолько секретное, что докладную записку не доверили печатать машинистке. В архиве - рукопись. Или же машинописи уничтожены.



«Особая папка» содержала докладную Берии, выписки из решений Политбюро ЦК ВКП (б), докладную Шелепина. Официальное ее название – «Пакет № 1».



До 1990 года при всех объяснениях с польской стороной советское руководство придерживалась версии: «Поляки считаются уничтоженными немецкими оккупантами...»



13 апреля 1990 года президент СССР Горбачев передал президенту Польши Ярузельскому копии материалов бывшего Главного управления по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР. В них были списки, фамилии польских граждан, находившихся в Козельском, Осташковском, Старобельском лагерях НКВД.



14 апреля вышло заявление ТАСС: «Выявленные архивные материалы в своей совокупности позволяют сделать вывод о непосредственной ответственности за злодеяния в Катынском лесу Берии, Меркулова и их подручных. Советская сторона, выражая глубокое сожаление в связи с Катынской трагедией, заявляет, что она представляет одно из тяжких преступлений сталинизма».



Как видим, акцент сделан на конкретных фамилиях руководителей НКВД. И ни слова – о том, что репрессивный аппарат осуществлял репрессивную политику государства, выполнял решения компартии и государства.



Тогда же, в 1990 году, Главная военная прокуратура начала расследование.



В 1993 году уже по решению руководства России копии документов из «Пакета №1» передали польской стороне, а затем опубликовали в журнале «Вопросы истории».



В 2004 году Главная военная прокуратура расследование закрыла: «За смертью виновных».



28 апреля2010 года Росархив на своем сайте в свободном доступе поместил документы из «Пакета №1» - по личному распоряжению президента РФ Дмитрия Медведева. В первый же день сайт рухнул – 2 миллиона посетителей.



«Пусть все посмотрят, что было сделано, кто принимал решения, кто давал поручения на уничтожение польских офицеров. Там все написано. Подписи все стоят. Лица все известны», - сказал тогда президент Медведев. А в 2011 году повторил: «Ответственность за эти преступления несут руководители советского государства того периода. Попытки представить иные версии не основаны ни на исторических фактах, документах, ни на моральных соображениях. В этом плане позиция российского государства остается неизменной».



Когда говорят: «Расстрел польских военнопленных», - это не совсем точно. «Расстрел» предполагает, что это некий акт, предусмотренный и оформленный теми или иными законами, судом, трибуналом, если речь о воинских преступлениях.



В этом смысле польских военнопленных не «расстреливали» - их убивали. Каждого отдельно. Из пистолета. Выстрелом в затылок.



Их привозили из Старобельского (Харьковская область), Козельского (тогда - Смоленская область), Осташковского (Калининская область) лагерей во внутренние тюрьмы управлений НКВД Харькова, Смоленска, Калинина – и там убивали.



В Калинине это происходило так... Убийствами руководил знаменитый в узких кругах майор госбезопасности (по армейской табели – генерал) Б., бессменный, с 1926 по 1953 годы, начальник комендатуры ОГПУ-НКВД-МГБ. В его обязанности входила организация исполнения смертных приговоров. Б. самолично застрелил в подвалах Лубянки и в иных местах от 10 до 20 тысяч человек, в том числе, в 1937-1938 годах, многих видных руководителей партии, государства, Красной Армии. Не будем называть его имя и имена других палачей. Только для того, чтобы пощадить их внуков, правнуков и праправнуков, носящих те же фамилии. Нижестоящие палачи называли себя (в узком смысле) «исполнителями», а то, что делали - «исполнение», «исполнить», «исполнил».



 




[img]"[/img]


 



В то время начальником Калининского управления НКВД был майор госбезопасности (генерал) Т., недавно еще, до 1938 года, служивший в погранвойсках. По его словам, вызванный в Москву для инструктажа, он в разговоре с Кобуловым, одним из руководителей НКВД, сказал: «В таких операциях я никогда в жизни не участвовал, не сумею сделать». Кобулов ответил: «Мы на вас не рассчитывали. Мы пригласили вас потому, что эти операции будут на территории вашей области, поэтому без содействия ваших сотрудников не удастся обойтись». Слова Т.: «Я ушел из кабинета Кобулова с облегчением на душе».



Весьма странная реакция для Кобулова, одного из ярых сталинских палачей. Не выдумал ли все это Т., оправдывая себя, по мере возможности отстраняя себя от тех преступлений? Но более или менее вероятно, что так и было, потому что его фамилии нет в списке награжденных «за выполнение специальных заданий» по уничтожению польских военнопленных. Есть фамилии его подчиненных, а его фамилии – нет.



Из свидетельских показаний Т. в Главной военной прокуратуре, 1990 год, ему тогда было уже 89 лет:



«Из Москвы прибыли ответственные сотрудники для руководства этой операцией: старший майор государственной безопасности С. , затем Б. - комендант НКВД СССР, а также комбриг К. Начальник Главного Управления конвойных войскпривел туда целый поезд тюремных вагонов. Вот в этих вагонзаках перевозились военнопленные с Осташкова до Калинина… Первый раз привезли 300 человек, и это оказалось слишком много… Это надо было делать в темноте, а ночь была уже короткая. Потом начали привозить и расстреливать за ночь по 250 человек… Всего около 30 человек участвовало в расстрелах... (В основном, привезенные из Москвы «исполнители», частичноиз Калининского УНКВД – С.Б.) Комендантская группа во главе с комендантом. Сам Б. принимал участие... Там технология была выработана Б. и комендантом нашего управления Р. Они обили войлоком двери, выходящие в коридор, чтобы не было слышно выстрелов в камерах… В красном уголке проверяли по списку: сходятся ли данные… А затем, когда удостоверялись, что это тот человек, надевали ему наручники и вели в камеру… Вводили в камеру и стреляли в затылок. Вот и все.



Привезли целый чемодан пистолетов Вальтер. Оказалось, что эти пистолеты быстро изнашиваются. Поэтому привезли их целый чемодан. Этим руководил сам Б. Давал пистолеты, а когда заканчивалась «работа» - в кавычках работа - пистолеты отбирались. Забирал сам Б.



При этом на меня произвело необычайное впечатление, когда они впервые вошли ко мне в кабинет, Б., С. и К.: «Ну пойдем, начнем, идем!» Отказаться было трудно... И я увидел весь этот ужас. Б. надел свое спецобмундирование - кожаная коричневая кепка, кожаный коричневый фартук длинный, кожаные, коричневого цвета перчатки с крагами выше локтей. И на меня это произвело впечатление ужасное. Я увидел палача.



Длилось это долго...С 1 апреля до 19 мая 1940 года… 67 списков в среднем по 100 человек, а в сумме 6287 человек. Работали (я привыкнул уже называть это работой) ежедневно…



Упомянутые мной Б., С. и К. жили в салон-вагоне, который стоял на станции, в тупике. А когда закончили все это грязное дело, москвичи устроили в своем салон-вагоне что-то вроде банкета, навязчиво меня приглашали. Я не согласился и не пошел.



После каждой операции, сколько там было расстреляно, валили в одну кучу, в одну яму. Экскаватор «Комсомолец» - с ковшом в три четверти кубометра…»



(Конец цитаты.)



Б. самолично убил 700 польских офицеров. Наверно, генерал мог и не браться за пистолет. Но, видимо, не упускал случая показать на личном примере. А еще вернее – был маньяком…



«Водку, само собой, пили до потери сознательности, - вспоминал Е., один из той команды московских «исполнителей». - Что ни говорите, а работа была не из легких. Уставали так сильно, что на ногах порой едва держались. А одеколоном мылись до пояса, иначе не избавиться от запаха крови и пороха».



Многие из тех «исполнителей» умерли рано или ушли на пенсию по болезни.В одном из документов говорится: «Тов. Е. (в приказе фамилия приводится полностью. – С. Б.) переводится на пенсию по случаю болезни (шизофрения), связанной исключительно с долголетней оперативной работой в органах».



В оформлении документов и в непосредственном убийстве пленных польских военнопленных принимали участие 125 работников НКВД. Их фамилии – в приказе наркома Берии № 001365 от 26 октября 1940 года: «За успешное выполнение специальных заданий ПРИКАЗЫВАЮ наградить нижеследующих работников НКВД СССР, УНКВД Калининской, Смоленской и Харьковской областей».



(ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 1. Пор. 544. Лл. 252-257.)



В списке иофицеры, от лейтенантов до генералов (44 человека, они получили премии в размере «месячного оклада»), и рядовые сотрудники (81 человек, премии в 800 рублей) – мелкие клерки, есть даже библиотекарь-дактилоскопист, 17 надзирателей, водители. Кто-то из них тоже убивал. Из показаний генерала Т. – о сотрудниках Калининского управления НКВД: «В расстрелах участвовали главным образом водители и некоторые тюремные караульные. К примеру, я хорошо знаю, что мой водитель С. принимал активное участие, потом сам же застрелился. Б., тоже наш водитель, также принимал участие, но этот только возил уже расстрелянных. А С. участвовал в расстрелах и еще хвастался мне, как сегодня потрудился».


Следующая похожая новость...
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите
Обсудить (0)